Последние комментарии

  • Нио Лайк5 июля, 22:04
    "Всё страньше и страньше:"  аФФтор двоечник, жертва ЕГЭ?Всё страньше и страньше: на статус волгоградского губернатора претендует активист НОД
  • имярек5 июля, 15:39
    Пипец!  Честь и хвала ментам, поймали расхитителя лесных богатств, а как пол тайги спилили и продали не заметили.Откуда дровишки: в пойме поймали волгоградца, пилившего ясени на продажу
  • Валерий Антохин4 июля, 21:52
    одни наркоманы хорошо устроились ЗАО МВДМилости просим, у вас 228: истории волгоградцев, попавших под «ГОСТ» правоохранителей
  1. Блоги

Всевидящее око: кто зарабатывает на дорожных камерах в Волгограде и при чём тут РПЦ

Недавнее выступление президента Владимира Путина на заседании Госсовета вновь вызвало широкую общественную дискуссию по поводу работы систем фото- и видеофиксации на российских автодорогах. Для Волгограда этот вопрос актуален как никогда: в то время как водители массово жалуются на «засилье» камер и требуют пересмотреть действующие нормы скоростного режима, частные компании делают на обслуживании «дорожных шпионов» весьма неплохие деньги.

«НовостиВолгограда.ру» рассказывает, за что волгоградские автомобилисты ненавидят передвижные камеры видеофиксации и почему их протесты не приводят ни к каким изменениям, — а также о том, каким образом треноги возле городских магистралей связаны с похоронным бизнесом и РПЦ. «Не нужно их скрывать и прятать» Первые дорожные камеры, тогда ещё покупавшиеся на средства из государственного бюджета, появились на российских дорогах в конце 2008 года. За последние десять лет системы видеофиксации стали неотъемлемой частью повседневной жизни каждого автомобилиста — а управление ими постепенно перешло в частные руки. Во всех регионах России, в том числе в Волгоградской области, созданы специальные центры автоматической фиксации административных нарушений (ЦАФАП) — их сотрудники отсматривают весь фото- и видеоматериал с камер, чтобы снизить риск необоснованных штрафов. Тем не менее система работает далеко не идеально. Регулярно происходят случаи, когда водители получают штрафы за нарушения, которых не совершали, просто потому, что камера «ошиблась», а сотрудник ЦАФАПа эту ошибку не заметил. То, что камеры уже давно устанавливаются частными компаниями, которые «отрабатывают» вложенные в них деньги за счёт собранных штрафов, также не вызывает у автомобилистов восторга. Но особенную ненависть среди водителей порождают передвижные устройства — камеры-треноги, о наличии которых закон даже не обязывает уведомлять. Протесты автолюбителей принимают самые разные формы — вплоть до вандализма: например, не далее как в мае 21-летний волгоградец из-за недовольства штрафами похитил и разбил аккумулятор одной из камер. Этой весной настоящий взрыв негодования вызвало появление на обочинах волгоградских дорог передвижных «фотоловушек» «КРИС-П». По логике ГИБДД, эти камеры должны устанавливаться на самых аварийно опасных участках, но на практике, по утверждениям местных автомобилистов, они меняют место дислокации совершенно произвольным образом. Водители уверены: фоторадары намеренно ставят там, где находящийся за рулём человек расслабляется и может нарушить установленный скоростной режим — например, на региональных трассах, проходящих через город, или на въезде в городскую черту. Ситуацию осложняет то, что закон не требует установки специальных оповещающих знаков в местах расположения передвижных камер. По мнению местных общественников, автомобилист всегда должен быть в курсе, что впереди находится устройство слежения, и сознательно снижать скорость, а не удивляться прилетевшему из ниоткуда штрафу за превышение. Отдельная претензия — к самим правовым нормам: ограничение скорости до 60 километров в час в пределах городской черты многие автомобилисты считают устаревшим и несправедливым. Уже не первый год раздаются призывы пересмотреть действующий в стране скоростной режим. Количество нареканий, связанных с работой систем видео- и фотофиксации настолько велико, что недавно на ситуацию лично обратил внимание президент. На заседании Госсовета Владимир Путин напомнил, что камеры на российских дорогах предназначены для снижения аварийности, а не для забрасывания автомобилистов штрафами. «Несколько слов о камерах видеослежения. Цель их установки <…> — снижение аварийности и травматизма на дорогах, сохранение жизни людей. Не нужно эти камеры, особенно на опасных участках, специально скрывать и прятать. В этом случае происходит прямая подмена смысла всех этих мероприятий — вместо того, чтобы дисциплинировать водителей, их просто подводят под штраф», — подчеркнул Владимир Путин. «У нас всё по Черномырдину» Волгоградские общественники, выступающие в защиту прав автомобилистов, заявление президента восприняли одобрительно. Однако они по-прежнему сомневаются, что рекомендации главы государства будут приняты к сведению «на местах»: компаниям, которые зарабатывают на обслуживании дорожных камер, выгодно, чтобы водителям выписывалось как можно больше штрафов. — Президент выступил на Госсовете и сказал, что камера должна быть исключительно средством обеспечения безопасности дорожного движения. Это означает, что камеры должны стоять в тех местах, где есть реальная аварийная опасность и возможность ДТП. Но, к сожалению, у нас всё по Черномырдину: хотели как лучше, получилось как всегда, — считает Армен Оганесян, председатель областного отделения «Движения автомобилистов России», активист регионального штаба ОНФ и координатор проекта «Карта убитых дорог» в Волгоградской области. — Появились частные камеры — [коммерческие] организации заключают контракты с администрацией, в этом ничего незаконного нет. Но когда частник заключает договор, он рассчитывает иметь прибыль. А как ему получать прибыль, если он будет ставить камеры только в аварийно опасных местах? Люди, которые уже знают, что это аварийно опасные места, начинают ездить там спокойно, без нарушений. Соответственно, что надо сделать [владельцам камер]? Спровоцировать автомобилистов на обязательные нарушения! Каким образом этого добиваются? К примеру, Третья продольная магистраль — там четыре полосы, и по обе стороны стоят треноги. Люди едут себе спокойно по четырёхполосной дороге на хороших машинах, там города нет, хоть это и городская черта — поэтому иногда и на скорость в 90 километров переходят. А там камеры на 60 — и всё, штраф. Многие владельцы камер любят говорить, что у них всё по закону — но, простите, есть и моральная сторона дела. Такое поведение я считаю крайне аморальным. Это не место аварийной опасности, это именно провокация водителей на нарушения. Схожие опасения высказывают и другие общественники. Например, совсем недавно внимание активистов привлекла ситуация на въезде в Волгоград, где во время ремонта был снят знак, отмечающий начало городской черты. Камеры фиксации при этом продолжили работать в обычном режиме, и в течение десяти дней автомобилисты получали штрафы за неосознанные нарушения. Уже неоднократно раздавались призывы сделать установку оповещающих знаков о наличии камер обязательной — чтобы избежать возникновения подобных ситуаций. Эту идею поддерживают и простые автомобилисты, и многие представители органов власти. Впрочем, депутаты Волгоградской областной Думы указывают, что водители должны в первую очередь следить за собственной дисциплиной на дорогах, а не обвинять во всём систему фото- и видеофиксации. — Вы знаете, кто в Волгоградской области отвечает за камеры видеофиксации. Это ГКУ «Безопасный город» и ГИБДД, определяющая места установки камер на аварийно опасных участках. Я не думаю, что целесообразно ставить под сомнение компетентность ГИБДД в этом вопросе. Со стороны Волгоградской областной Думы предложение, касающееся дорожных камер, у нас может быть только одно. По действующему законодательству оповещение водителей о наличии систем видеофиксации нужно только там, где действует ограничение скорости в 40 километров в час, поскольку ограничение в 60 километров в час и без того действует по закону в городской черте. То есть водитель априори не должен превышать скоростной режим в городе, — говорит Дмитрий Калашников, председатель комитета по транспорту Волгоградской областной Думы. — Да, автомобилисты жалуются, что попадают на передвижные треноги и вынуждены платить штрафы, но ведь они объективно не имели права ехать со скоростью выше 60 километров в час. Поэтому мы считаем возможным лишний раз напомнить водителям о необходимости соблюдения правил и предлагали инициативу по установке предупреждающих знаков о камерах даже на участках с ограничением в 60 километров в час, хотя это и будет «масло масляное». Наверное, стоит дополнительно извещать автомобилистов о необходимости строго соблюдать скоростной режим. В рамках полномочий Волгоградской областной Думы это единственное предложение, которое мы можем озвучить. Простые автомобилисты и общественники, защищающие их интересы, в целом согласны с этой идеей: водители вовсе не против, чтобы их дополнительно дисциплинировали, и готовы сбрасывать скорость при виде соответствующего знака, лишь бы не платить штрафы. Законопроект, который предполагает сделать обязательным наличие предупреждающих знаков «Ведётся видеосъёмка» возле передвижных камер фиксации, сейчас находится в стадии разработки и обсуждения. Если он будет принят, многие волгоградцы вздохнут с облегчением. Многие, но не все: владельцы частных компаний, зарабатывающие на обслуживании «дорожных шпионов», явно будут не в восторге от снижения потока штрафов. — Я убеждён, что только аморальные люди разных уровней, начиная с чиновников и заканчивая бизнесменами, могут провоцировать автомобилистов на нарушения. Это признак ущербности тех людей, которые такими вещами занимаются. Нельзя так делать. Цель камер может быть только одна — предотвращение нарушений, президент чётко это сказал. Надеюсь, наши чиновники его услышат и пересмотрят контракты, направленные только на то, чтобы собирать деньги с автомобилистов, — эмоционально высказался Армен Оганесян. Сказ о том, как поповский сын на штрафах бизнес делает В Волгоградской области заказчиком контрактов на установку камер видео- и фотофиксации нарушений является ГКУ ВО «Безопасный регион». Оно регулярно платит солидные суммы частным компаниям и крупным телекоммуникационным операторам за монтаж, обслуживание и сбор информации с «дорожных шпионов». Например, в 2017 году «Безопасный регион» заключил договор с ПАО «Мегафон» на передачу видео со средств наблюдения в «Комплексную информационную систему видеонаблюдения Волгоградской области» — стоимость контракта составила 30,4 млн рублей. В 2018 году казённое учреждение за аналогичную работу предоставило 18 млн рублей «Ростелекому». Неплохие деньги на «штрафном бизнесе» делает и «Почта России»: в прошлом году за услуги по рассылке уведомлений автомобилистам «Безопасный регион» заплатил ей 129,4 млн рублей, а в текущем — почти 115 млн рублей. Официально дорожные камеры принадлежат комитету информационных технологий Волгоградской области, однако в регионе просто нет специальной организации, которая занималась бы их содержанием. Если бы соответствующие обязанности были возложены на комитет, его штат пришлось бы увеличить в несколько раз. Поэтому «Безопасный регион» проводит торги на установку и обслуживание камер, участвовать в которых могут лишь коммерческие структуры. Непосредственно за камерами на дорогах Волгограда в последние два года следят одни и те же частные лица. В 2018 году казённое учреждение заплатило почти 13 млн рублей за обслуживание передвижных систем фото- и видеофиксации компании ООО «Система». Спустя год, в 2019-м, та же организация выиграла аналогичный тендер от «Безопасного города» — но уже на сумму в 17,7 млн рублей. Ещё 22,5 млн рублей на эксплуатацию дорожных камер получило от заказчика АО «Цифровой регион». АО «Цифровой регион» зарегистрировано чуть больше года назад, и данные о его финансовых показателях пока недоступны. Что касается ООО «Система», то оно выглядит вполне преуспевающим: при уставном капитале в 10 тысяч рублей оно показывало в 2017 году доход в 21,2 млн рублей. Выручка компании за тот же 2017 год оценивается в 15,2 млн рублей, чистая прибыль составляет 6,2 млн рублей. «Система» и «Цифровой регион» — взаимно аффилированные юрлица. Директор «Цифрового региона» Лаврентий Жебелев одновременно является единственным бенефициаром ООО «Система». В прошлом г-н Жебелев вёл весьма активную и любопытную бизнес-деятельность: он был единственным владельцем и директором ООО «Эксперт Волга Риэлти» (эта организация вела розничную торговлю одеждой и была ликвидирована в 2013 году), а также владел компанией по оптовой торговле лесом и древесиной ООО «Кедр» (также ликвидирована в 2013 году; должность её директора занимал Иван Жебелев, брат Лаврентия Жебелева). Другой совладелец «Цифрового региона», Павел Колотей, числится собственником целой плеяды компаний по управлению недвижимым имуществом. Лаврентий Жебелев — выходец из похоронного бизнеса. Его отец — некогда секретарь митрополита Волгоградского и Камышинского Германа, а ныне настоятель Казанского кафедрального собора в Волгограде, протоиерей Вячеслав Жебелев. В 2000-е годы отец Вячеслав был известен своей деятельностью по открытию «вероисповедальных кладбищ» в областном центре. По утверждениям некоторых СМИ, захоронения предприимчивый священнослужитель осуществлял в том числе на арендованной земле и с нарушениями санитарных норм, а часть бизнеса регистрировал на тогда ещё совсем юных сыновей — Ивана и Лаврентия. Семейство Жебелевых, как выяснилось, до сих пор имеет свою долю в волгоградском погребальном пироге. Лаврентий Жебелев, зарабатывающий себе на хлеб сбором штрафов с автомобилистов, одновременно является совладельцем двух похоронных контор, чьи названия и список соучредителей любой заинтересованный читатель может без труда отыскать в открытых источниках. В обеих компаниях г-ну Жебелеву принадлежит по 49% уставного капитала. Таким образом, как ни странно, от компаний, обслуживающих волгоградские дорожные камеры, тянется нить к ритуальному рынку и структурам, прямо или косвенно находящимся под контролем православной церкви. Лаврентий Жебелев — ещё и немного общественник: он являлся одним из руководителей регионального отделения организации «Всемирный русский народный собор», основанной под эгидой РПЦ, и руководил городской общественной организацией «Мир искусства». По некоторым данным, увлекается фотографией: в прошлом даже открывал собственное (и ныне не действующее) фотоателье ООО «Арт-Фото», по любопытному стечению обстоятельств зарегистрированное на территории Сергиевского храма в Центральном районе. Теперь же, как выяснилось, сын протоиерея занимается менее благолепным бизнесом и активно зарабатывает деньги благодаря дорожным камерам и штрафам. Остаётся лишь уповать на то, что воцерковлённость и духовность не позволят ему наживаться на волгоградских автомобилистах нечестным путём. Вместо заключения По имеющимся данным, с каждого штрафа, выписанного по нарушению, зафиксированному дорожной камерой в Волгограде, частная компания, ответственная за эксплуатацию комплекса фиксации, получает по 360 рублей. Так что бизнес на «дорожных шпионах» — дело прибыльное. Есть все основания полагать, что высокодуховные руководители ООО «Система» и АО «Цифровой регион» благодаря выгодным контрактам от государственного казённого учреждения станут заметно богаче, — чего, увы, нельзя сказать о простых волгоградских автомобилистах.

 

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх