Последние комментарии

  • Валентина Л4 сентября, 16:15
    Конечно растёт, ведь каждый мечтает дожить до пенсии и побыть на ней хотя бы  чуток.Глава Минздрава: продолжительность жизни россиян растет быстрее, чем во всем мире
  • W357 Ц753W3573 сентября, 15:51
    Вот и я думаю взять иппотеку и поом выплачивать 25 лет или украсть 11 миллионов отсидеть 3,5 года а возможно и досроч...В Волгограде директор фирмы сядет на 3,5 года за начисление себе премий на 11 млн
  • Alex Tokarev26 августа, 23:27
    Так что там в начале статьи говорится о законе, принятом в... 2106 году? Закон из будущего, который в настоящем счита...Де-юре и де-факто: разъяснения ВС о судмедэкспертизе ставят под удар сотни приговоров

Де-юре и де-факто: разъяснения ВС о судмедэкспертизе ставят под удар сотни приговоров

По всей России, и в Волгограде в том числе, потенциально могут быть пересмотрены тысячи дел, где в основе обвинения лежали данные медицинских экспертиз, проведенных в негосударственных и нелицензированных центрах. Указанные положения действовали с 2106 года, однако после разъяснений Верховного суда (ВС) на них стали обращать более пристальное внимание.

ВС подчеркнул, что любая судмедэкспертиза в рамках уголовного дела может и должна проводиться организацией, которая имеет лицензию на медицинскую деятельность. До данного разъяснения эту процедуру свободно проводили десятки частных организаций по всей стране, не имеющих лицензии, на том основании, что они имели дело не с живыми людьми, а с документальными материалами уголовного или гражданского дела. К слову, если речь идет, например, о погибших людях, то здесь ситуация однозначная, рассказала нам действующий следователь ГУ МВД региона, которая, чтобы не вызвать вопросов начальства, попросила не называть ее имени. - Если смерть носит криминальный характер, человек погиб в ДТП или даже речь о несчастном случае, то тело однозначно попадет в бюро судебно-медицинской экспертизы, где будет делаться заключение о смерти. Это единственное подобное учреждение в Волгограде, оно государственное и имеет лицензию. То же самое касается изнасилований - экспертиза только в госучреждениях. Я так понимаю, возникшая проблема относится больше к экспертизам, касающимся вреда здоровью, или же тем дополнительным экспертизам, которые делаются на основании тех же заключений о смерти, - рассказала следователь. Действительно, трактовка того или иного медицинского документа со стороны судмедэксперта для суда, а служитель Фемиды ведь не имеет медицинского образования, имеет решающее значение. Достаточно привести в пример нашумевшее дело Марсело Нтире, который безуспешно доказывал свою невиновность сначала в Центральном суде, затем в облсуде, но в результате все же был осужден за смерть пациентки от анафилактического шока, хотя подобные случаи современная медицина предотвращать пока не научилась. Обвинение строилось на показании одних медицинских экспертов, адвокаты вызывали для дачи показаний других. Хотя в защиту Нтире высказалось большее число экспертов, он получил реальный срок и успел отсидеть почти год, пока его дело не дошло до ВС. Оттуда за процессуальные нарушения его направили обратно в Волгоградский областной суд на пересмотр, который буквально на днях не нашел причинно-следственной связи между действиями Нтире и смертью пациентки. Нтире формально получил наказание 300 тысяч рублей штрафа, но тут же был освобождён от него в связи с истечением срока давности. Представим ситуацию, когда в негосударственном учреждении экспертизу за приличную сумму заказывает заинтересованная сторона, которая может предоставить эксперту, например, однобокие исходные данные, а затем на основании его заключения попытаться склонить суд на свою сторону. Вероятно, именно для того, чтобы отсеять мелкие потенциально недобросовестные учреждения, Верховный суд и сделал свои разъяснения. Ведь, чтобы получить лицензию на проведение судмедэкспертизы, необходимо иметь дорогостоящее сертифицированное медоборудование и специализированные помещения для проведения экспертиз. Корреспондент издания «НовостиВолгограда.ру» поинтересовался у практикующего волгоградского адвоката Александра Тарасова, чем могут обернуться такие разъяснения Верховного суда. - Я, если честно, не вижу в этом особой проблемы. Дело в том, что суд принимает решение и осуждает виновного не на основании отдельной экспертизы, а на основании совокупности собранных доказательств, поэтому и споров никаких быть не должно. Пока ни у меня в практике – из тех дел, что я сейчас веду, ни у моих коллег каких-либо прецедентов на тему возможной отмены приговора из-за экспертизы негосударственного судебно–экспертного учреждения без лицензии не было.Александр Тарасов, адвокат Вероятно, отсутствие ажиотажа среди волгоградских юристов после разъяснений ВС связано с тем, что на территории региона практически нет негосударственных учреждений, которые не имеют лицензии, но регулярно готовят экспертизу. А вот в столице таких небольших экспертных частных учреждений достаточно большое количество. И основная проблема в том, что они не подпадают под закон «О государственной судебно–экспертной деятельности». Собственно, само название говорит за себя, отмечает член Московской коллегии адвокатов Евгений Шамаев, который сам в прошлом почти 15 лет отработал судебно–медицинским экспертом. Евгений Шамаев уверен, что разъяснения ВС наведут порядок в сфере, где были какие-то юридические лазейки. - Деятельность негосударственных учреждений не регулируется ни одним законом. А вот для государственных в положениях все четко прописано. Начиная от порядка поступления материалов и заканчивая порядком назначения на ту или иную экспертизу конкретного узкого специалиста. Но самое главное, что заключение государственного эксперта детальное и пошаговое, и, как результат, легко проверяемое в судеЕвгений Шамаев, член Московской коллегии адвокатов. А вот эксперты частных учреждений не обязаны по закону соблюдать формальные требования и отсюда пошли все разногласия, продолжает московский адвокат. Однако Евгений Шамаев уверен, что уже вынесенные приговоры даже по экспертизам частных учреждений останутся в силе. - Во-первых, любое обжалование имеет сроки, а, во-вторых, если на момент вынесения приговора была определенная судебная практика, а соответствующих разъяснений еще не было, то никто приговоры отменять, конечно, не будет. Но самый сложный момент, который сейчас как раз и имеет место быть – это переходный период, когда один закон, в данном случае разъяснения, сменяют другой. Поэтому относительно дел, по которым сейчас идет судебное следствие, адвокатам и защитникам нужно будет обращать внимание суда на новые положения и ориентироваться на нихЕвгений Шамаев, член московской коллегии адвокатов Если со стороны профессиональных юристов ситуация выглядит вполне рядовой, то для волгоградцев, которые проходят по делу как потерпевшая сторона, новые правила вызвали куда более эмоциональную реакцию. С просьбой оценить перспективы разъяснений ВС мы обратились к Араму Мачкаляну, который, как он считает, из-за врачебной халатности потерял в январе 2017 года жену и ребенка - Мое мнение, что происходящее – это из ряда вон выходящий прецедент. Не секрет, что эти экспертизы оплачивает бюджет. Если не ошибаюсь, то в 2018 году в общей сложности в судах по всей стране было заказано и подготовлено около 180 тысяч судмедэкспертиз, это сотни миллионов рублей. И что же их значительную часть нужно переделывать из-за отсутствия лицензии? Но даже не денежный аспект самый важный. Возьмите моральное состояние потерпевших. Вот они уже доказали свою правду, а теперь все по новой? Я знаю, что в соседних регионах уже есть случаи, когда предъявили обвинение, расследовали, но из-за сомнительного характера судмедэкспертизы дело не может уйти в судАрам Мачкалян Сам Арам Мачкалян, который сейчас на процессе экс-главного патологоанатома области Вадима Колченко ведет борьбу за торжество справедливости, уверен, что на этот судебный процесс он предоставит данные судмедэкспертизы согласно всем требованиям, то есть документы, выданные учреждением с необходимыми лицензиями, раз того требует закон. Но есть и другие случаи, когда потерпевшие прождали данных экспертиз по полгода, а теперь рискуют не успеть сделать новые из-за сроков расследования уголовного дела. В частности, в подвешенной ситуации оказался муж еще одной погибшей волгоградской роженицы Анны Давыдовой. Евгений Давыдов может лишиться весомых аргументов, если выясниться , что у начальника кафедры судебной медицины ФГБВОУ ВПО «Военно-медицинская академия имени Сергея Кирова» Минобороны России профессора Игоря Толмачёва нет соответствующей лицензии. Отметим, что в данном случае никто не ставит под сомнение компетенцию того или иного эксперта, однако и идти против разъяснений Верховного суда и приобщать к уголовному или гражданскому делу не подтвержденную лицензией экспертизу никакой здравомыслящий судья теперь уже не будет. Остается надеяться, что данный переходный для российского правосудия период с точки зрения приобщения к делам судмедэкспертиз пройдет гладко, а те дела, которые слушаются в судах прямо сейчас, будут рассмотрены по новым стандартом без ущерба для той или иной стороны.

 

Источник ➝
'

Популярное

))}
Loading...
наверх